Профиль магистра — личность

Каким характером, личностью и нравом должен владеть человек, в особенности предрасположенный к огромным успехам в велоспорте? И самое главное, можем ли мы сформировать наш нрав при помощи спорта либо спорта? Некие черты нашего нрава можно свободно развивать, так как они появились в процессе приобретения опыта, а означает, обучения. Это особенные привычки, такие как усердие, усердие либо напористость в достижении цели, которые мы можем интенсивно развивать, чтоб стать творцами собственной своей жизни и полностью содействовать нашим своим спортивным победам. Сейчас о личности спортсмена и ее воздействии на достигнутые результаты.

Согласно Первину (1993), личность — это представление тех человечьих черт, которые отвечают за поочередные модели поведения. Таким макаром, можно сказать, что наша реакция на данную ситуацию будет определяться 4-мя факторами: генами, предшествующим опытом, специфичностью ситуации, в какой мы находимся, и свободой воли. В спортивной психологии теории личности призваны посодействовать осознать различия меж спортсменами и не спортсменами, с одной стороны, и различия меж успешными и не спортсменами, с другой. Пробы найти так именуемый профиль чемпиона, другими словами набор тех черт личности, которые кажутся в особенности предпочтительными и так либо по другому составляют общий знаменатель нрава величавых спортсменов, предпринимались практически с самого начала психологии спорта. Эта перспектива породила надежду на «создание» безупречного спортсмена, непобедимого и отлично справляющегося с соревновательной ситуацией. Но прогуливался ли когда-нибудь таковой спортсмен по земле? Есть ли рецепт фуррора и какие черты нрава игрока могут его гарантировать? Кроме этих вопросов, спортивные психологи задают очередной вопрос: оказывают влияние ли личные составляющие личности на выбор спортивной дисциплины?

Спортсмен vs. неспортивный
Проведенные исследования проявили, что спортсмены, по сопоставлению с людьми, не занимающимися спортом, отличаются более высочайшим уровнем экстраверсии. Экстраверсия в определениях Айзенка определяет степень активности, открытости к контактам с другими и импульсивность данного человека. Спортсмены обычно активные, непредубежденные люди, но также достаточно стремительно реагируют на меняющиеся ситуации. Оказывается, они также более психотичны, потому показывают более высочайший уровень интеллектуальной гибкости, чем средний человек, не занимающийся спортом. Таким макаром, можно сказать, что это упрощает им адаптацию к изменениям либо реализацию вероятных конфигураций для улучшения состояния. Другие исследования Шурра и его коллег проявили наличие у спортсменов таких личных свойств, как независимость и объективность, также более малый уровень тревожности.

Удачный соперник
1-ые пробы отыскать отличия меж успешными спортсменами и теми, кто этого не делает, привели к выявлению одиннадцати личных черт, обычных для чемпиона по спорту, в том числе: злость, способность тренировать других, преобладание, сознательность, последовательность, напористость, энергия и т. Д. сбалансировать чувственную, психологическую стойкость и доверие (Тутко, Огилви, 1966). Тутко и Огилви также сделали личностный тест для проверки этих параметров, нареченный шкалой Athletic Motivation Inventory (AMI) Scale. Южноамериканские исследования спортсменов, в свою очередь, проявили, что такие черты, как твердость убеждений, экстраверсия, групповая зависимость и чувственная стабильность, у 29% отличает удачных спортсменов от тех, кто этого не делает. Можно сказать, что практически 1/3 нашего фуррора находится в зависимости от личных свойств, а остальное — это другие причины, составляющие оставшиеся 2/3 фуррора в спорте. Таким макаром, личность — это один из частей, помогающих одолеть. Это ключевое утверждение, так как оно позволяет нам осознать, что даже если б мы отыскали человека, владеющего всеми личностными свойствами, хотимыми для спортивного чемпиона, мы смогли бы только отчасти предсказать его фуррор.

Есть огромное количество причин более принципиальных, чем личностные, которые оказывают влияние на победу либо поражение в спортивных матчах. Таким макаром, исследование, проведенное в одна тысяча девятьсот девяносто 5 году Лернером и Локком, показало, что другие психические причины, кроме личности, оказывают существенное воздействие на достижение фуррора в спорте, включая постановку целей и самоэффективность. Опытная постановка целей дает возможность избежать расстройства и в то же время мотивирует к повышению усилий в работе над собой, а чувство своей эффективности — это вера в то, что то, что я делаю, я делаю отлично, и, как следует, я компетентен, и потому мои шансы на фуррор растут. Самоэффективность проистекает из нашего опыта в данной сфере жизни. Если мы уже пару раз преуспели как велосипедист, моя вера в свои силы, возможно, будет больше, чем у этого спортсмена, опыта которого он лишен. Ему еще сложнее поверить в то, что произойдет что-то, чего никогда ранее не бывало, но, с другой стороны, это также может быть дополнительной мотивацией для него выйти за границы собственных способностей и сделать шаг вперед в собственной спортивной карьере. Но необходимо подчеркнуть, что не все исследования, проведенные в этой области, однозначны, потому относитесь к ним с некой сдержанностью и не переоценивайте их ценность. Еще одна таинственная неувязка — это абсолютная ценность познания о связи меж фуррором и личностью. Хотя это может содействовать увеличению нашей мотивации, также уровню концентрации либо преодолению ужаса, мы должны обдумывать, что личность не может быть вполне изменена. Это может работать в обратном направлении и, таким макаром, усилить разочарование у игрока, который просто не обладает хотимыми свойствами чемпиона по спорту, и, таким макаром, может ощутить себя еще больше немощным и начать мыслить о для себя как о человеке, который никогда не добьется фуррора. так как он не наделен подабающим образом. В этой ситуации работа над собой кажется кое-чем, что не принесет никаких результатов, так как у нас это уже есть и не достаточно что можно поменять. И все таки это другое. Мы можем почти все сделать, так как фуррор почти во всем находится в зависимости от нас самих. К тому же отбор спортсменов только по личным качествам не приносит никаких результатов, так как на их успехи оказывают влияние еще более принципиальные причины — как психологические, так и физические. Время от времени наше тело и его ограничения не позволяют нам достигнуть большего, это не всегда чисто психический вопрос.

Личность и выбор спортивной дисциплины
Разные виды спорта предъявляют различные требования к игрокам. Сейчас наличие различий меж игроками различных дисциплин кажется полностью естественным. Другое исследование, проведенное Шурром и его сотрудниками (1977), показало существенное расхождение меж игроками, занимающимися командными и персональными видами спорта. Командные игроки — это обычно люди с завышенным уровнем тревожности и экстраверсии по сопоставлению с отдельными игроками. Другие исследования, в свою очередь, проявили, что игроки в особенности устойчивы к тем, для кого свойственны высочайший уровень мотивации, автономия, преобладание над другими и легкое избегание вреда. Зависимо от дисциплины для спортсменов характерен соответственный уровень риска. Теннисисты обычно относятся к группе низкого риска, а мореплаватели — к группе высочайшего риска. Всадников можно расположить кое-где в центре. По шкале избегания беспокойства они, возможно, также могли быть в центре, как карате, в отличие от моряков, набравших меньшее количество баллов по этой шкале. Это люди, которые отыскивают довольно сильных воспоминаний, для их тревога — не то, что мешает достижению целей в их дисциплине.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *